Объяснения предчувствия

Пожалуй, нет человека, который не слыхал бы что-нибудь об этом особом ощущении, якобы предвещающем в скором времени какое-то (чаще всего неприятное) событие. О предчувствиях можно прочитать в художественных произведениях. О предчувствии некоторых исторических событий рассказывают летописцы прошлого. Многие убеждены, что и в нашей обыденной жизни предчувствия играют заметную роль. Поэтому стоит разобраться в этом вопросе подробнее.
Скажем, жена «предугадала» неприятность с пьяницей-мужем: выпил и накуролесил. Мать заранее почувствовала неприятности у своего сына-школьника: получил двойку. Согласимся сразу же: обе женщины действительно заранее предвидели эти неприятности. Подсказало им сердце: еще до того, как событие произошло, женщины почувствовали особое щемящее чувство в области сердца, хорошо знакомое почти каждому из нас. Это чувство появляется в минуты каких-то переживаний — тревоги, заботы, страха, ожидания неприятных событии. Особенно часто оно заметно у людей с повышенной нервной возбудимостью, как говорят, у людей нервных. Для них порой самый незначительный случай может привести к переживаниям.
Еще чаще такие переживания приходят, когда человек думает о том, что его волнует, о чем беспокоится. Вот тогда и начинает «болеть сердце» — в груди появляется неприятное ощущение, что-то мешает нормально дышать, появляется какая-то тяжесть.
Так что же, скажет нам читатель, выходит, сердце может быть «вещуном»?
Может. Но каким образом? Предвещаем неприятные события мы себе сами. В тех случаях, когда ожидаем их!
А это и сказывается на работе сердца. Ведь наш организм — единое целое. Работа его внутренних органов самым тесным образом связана с нервной системой, с нашей психикой. Плохо работает сердце, кишечник, почки — и это отражается на психическом состоянии, самочувствии, поведении человека. И наоборот: различные психические явления, переживания — радость, горе, испуг, ожидание чего-то неприятного — в свою очередь порой очень сильно влияют на деятельность наших внутренних органов.
Кто не знает, как изменяется работа сердца при внезапном испуге? Точно так же накладывают свой отпечаток на его работу и наши переживания, тяжелые мысли о предстоящих событиях.
Мать лентяя школьника знает о том, как идут дела у сына в школе. Ее уже не раз просили обратить внимание на плохую успеваемость сына, интересовались условиями в доме. Много раз она говорила об этом с сыном. Удивительно ли, что, перед тем как в школе закончится четверть, мать с тревогой думает, какие отметки принесет на сей раз ее парень. Думает и боится худшего. Эти мысли не дают покоя, и вот уже начинает болеть сердце. Оно предвещает неприятное. А истоки предчувствия — мысли матери.
Нарушенная работа сердца дает о себе знать головному мозгу, и сознание человека отмечает: что-то с сердцем неладно. Что именно, сказать трудно. Расшифровать сигналы, поступающие от сердца в мозг,— очень трудная задача. Знаменитый русский естествоиспытатель И. И. Сеченов образно назвал их «темными ощущениями». Опытный врач по таким ощущениям может в некоторых случаях определить заболевание сердца. А суеверный человек начинает думать, что его сердце предвещает скорую беду.
В приведенных примерах механизм предчувствия ясен. Но бывают случаи посложнее. Далеко не всегда можно уловить, обнаружить связь нашего сознания с работой внутренних органов.
В головной мозг поступает множество самых разнообразных сигналов, как от внутренних органов, так и из внешнего, окружающего нас мира. Все они оставляют в нем свои следы. Но не все фиксируются, улавливаются нашим сознанием. Например, наши глаза могут увидеть лежащую в траве ценную вещь, а до сознания это не дойдет, потому что мы думаем в данный момент совсем о другом и не следим за тем, что находится под ногами. Однако глаза, повторяем, увидели вещь, дали о ней сигнал в мозг, и где-то в нем остался след. Позднее этот след может совершенно’ неожиданно «всплыть на поверхность», появиться в сознании. Чаще всего такое происходит во время сна — человек может очень ясно увидеть, как он шел по траве и заметил в ней потерянную вещь (кстати сказать, такие сновидения выглядят как «вещие»: проснувшись, человек сообщает, где находится потеря!).
В других случаях такие не дошедшие в ясной форме до нашего сознания сигналы могут вызывать у нас смутное и неопределенное чувство тревоги. Появляется, например, предчувствие опасности, но какой и от чего — сознание подсказать не может. И опасность действительно приходит!
Для религиозных людей такой случай является бесспорным доказательством существования потусторонних сил. Кто же еще мог предупредить человека о грядущей опасности?! Разве это не настоящее предчувствие, объяснить которое нельзя какими-то естественными, земными причинами?
Между тем и тут человек предупреждает сам себя об опасности. Сейчас вам это будет ясно.
Расскажем об одном «таинственном» происшествии. В гостинице поселился человек. Кровать в его номере стояла в углу около окна. Несколько ночей он проспал на этой кровати совершенно спокойно, но однажды утром встал с постели с необъяснимым чувством беспокойства. Человек постарался отогнать от себя это чувство. Что ему может угрожать? В этом маленьком городке его никто не знает, да и вообще у него нет врагов. Однако чувство надвигающейся опасности продолжало его преследовать весь день. Вернувшись вечером в гостиницу, он долго расхаживал по комнате, а затем подошел к стоящей в углу кровати и перетащил ее в противоположный угол. Позднее, вспоминая все происходящее, этот человек утверждал, что он не знал, зачем ему понадобилась такая перестановка,— кровать стояла удобно, а новое место было выбрано не совсем удачно. Но… перестановка кровати его успокоила, и он лег спать. А ночью большая балка, находящаяся как раз над тем местом, где прежде стояла кровать, обрушилась!
Что же тут произошло? Все объясняется самыми естественными причинами, хотя на первый взгляд этому трудно поверить. Дело в том, что балка не могла обломиться внезапно. Этому обязательно предшествовал более или менее длительный процесс, когда балка начинала надламываться. Он-то и дал о себе знать: могли слышаться потрескивания, скрипы. Когда поселившийся в гостинице человек спал, он воспринял эти потрескивания (как известно, во сне наш мозг часто воспринимает, улавливает то, что днем пройдет незамеченным). Сигналы запечатлелись в мозгу и дали о себе знать днем, но человек не осознавал их со всей отчетливостью и тем более не догадывался об их истоках.
Вот такие подсознательно воспринятые сигналы и вызывают у человека необъяснимое беспокойство.
Итак, мы можем по тем или иным малозаметным признакам подсознательно улавливать надвигающуюся опасность, предвидеть наступление ближайших событий. Однако всегда это будут признаки, связанные с материальным, естественным миром. Еще более загадочны «предчувствия на расстоянии». О таких предчувствиях известно много рассказов; выяснением их природы занимались и занимаются ученые.
Вот типичный пример подобного предчувствия. В годы прошедшей войны многие жены и матери фронтовиков утверждали, что они предчувствовали смерть или ранение своих родных. «Я хорошо помню,— пишет в редакцию одна женщина из г. Тамбова,— как моя мама почувствовала смерть моего отца на фронте. Было это весной 1944 года. От отца уже несколько месяцев не было писем. Где, на каком фронте он тогда находился, мы не знали. Мама ходила очень печальная. Часто плакала: И вот однажды утром она, проснувшись, сказала нам: «Нет у вас, детки, больше папки. Убили его». И заплакала. И действительно, скоро к нам в деревню пришло извещение о том, что наш отец был тяжело ранен и скончался в военном госпитале. Чем объяснить такие случаи?»
Разберемся, как женщина могла почувствовать на большом расстоянии смерть своего мужа еще до того, как получила «похоронную». И здесь разгадка кроется в том, что человек заранее себя настраивает на мысль о несчастье. Как это происходит? Глава семьи ушел защищать Родину. В своих письмах он сообщает, что находится в действующей армии. Идут тяжелые, кровопролитные бои с врагом. Получая письма, слушая сообщения по радио о положении на фронте, жена и мать большой семьи с тревогой думает об опасности, которая грозит мужу и отцу.
Проходит время, от солдата приходит письмо, в котором он сообщает, что жив и здоров, и тяжелые думы на время оставляют женщину. Но вот снова от него нет писем, прошло уже три недели, месяц. Опять все настойчивее бьется в сознании мысль об опасностях, подстерегающих солдата. Эта мысль не оставляет ее и во сне: рисуется образ раненого и умирающего мужа. Проходит еще несколько дней, писем все нет — и она решает: муж убит, умер.
Но нет, снова приходит весточка с фронта — и… все начинается сначала. Начинается и продолжается до того времени, когда приходит трагическое известие.
И тут убитая горем женщина забывает, что она думала о своем муже все время, несколько раз хоронила его в своих мыслях задолго до того, как пришла «похоронная», делилась своей тревогой с детьми. Она вспоминает только те последние дни, когда от него, как и раньше, не было писем, и она ярко представила себе, что муж убит. Это последнее предчувствие она хорошо помнит, забыв все остальные, несбывшиеся.
Такова природа еще одной разновидности предчувствия. Надо сказать, что такого рода предчувствия — довольно частые спутники в нашей жизни.
…Дочь дежурит у постели умирающего отца. Она знает, что у него почти нет надежды выжить. И вот в одну из таких ночей, когда она на несколько минут смежает глаза, ей видится, что отец умер. С плачем она просыпается, а наутро отец умирает. Дочь остается уверенной, что ночью она заранее почувствовала его смерть. Она забывает и о том, что болезнь была смертельной, и о том, что мысли о смерти отца преследовали ее все дни его болезни.
…Человек плохо выполнил порученную ему работу и предчувствует, что ему за это дадут выговор. Взяточник, беря деньги, постоянно думает о том, как бы не попасть на скамью подсудимых. Приходит час, и его предчувствие оправдывается. Спортсмен, плохо подготовившийся к соревнованиям, предчувствует свое поражение. Эти примеры стоят еще дальше от тех загадочных на первый взгляд случаев, когда предчувствие кажется чем-то потусторонним, мистическим. И, тем не менее, даже они вызывают у иных людей мысли о сверхъестественном.
Разбирая вопрос о предчувствиях, нельзя не подчеркнуть, что веру в них укрепляет еще одна особенность человеческой психики. Вот, скажем, десятки раз мы видим, как дорогу перебегает черная кошка. У нас мелькает и тут же забывается мысль о наивной примете. И действительно, примета оказывается несостоятельной. Но вот после одной (из многих!) встречи с черной кошкой у человека происходит какая-либо неприятность. И тут же в памяти всплывает мысль о недавней встрече. Случайное совпадение двух событий, не имеющих никакого отношения друг к другу, и все же, если человек суеверен, то ему трудно доказать, что тут мы имеем дело с простым совпадением. Трудно потому, что он хорошо запомнил именно этот случай и совсем забыл все другие встречи с черной кошкой, когда она ничем «не навредила». К сожалению, таково свойство нашей памяти: если из 10—20 случаев вздорная примета окажется верной только раз, то мы запомним этот случай скорее, чем все остальные.
Так и с предчувствиями. И пять, и десять раз «предчувствие» оказывается ложным, но стоит на одиннадцатый раз ему совпасть с неприятным для нас событием — и наша память надолго сохранит в сознании именно этот последний случай-совпадение, Все другие выветрятся из памяти. И здесь можно вспомнить многочисленные примеры.
Вот один из них. Автор письма в редакцию журнала «Наука и религия» Ф. Г. Юченков из г. Фрунзе вспоминает: «Это случилось на северо-западном фронте в марте 1944 г., позиции наши были на небольшом клочке земли — островке, среди «моря» воды. Окопов не было. Их нельзя было отрыть, так как на глубине 20—25 см была вода. Фашисты ежедневно в 8 часов утра и в 8 часов вечера обстреливали наши позиции из «скрипача» (так мы называли немецкий миномет). Мы настолько привыкли к такому распорядку немцев, что без двух-трех минут восемь укрывались в наши примитивные укрытия и ждали «скрипа» миномета. Я в течение целой недели укрывался между двумя бугорками снега, наметенного ветром около небольшой елочки. Перед одним из таких налетов, подав команду солдатам: «В укрытие!», побежал, как всегда, к своей ямке. Подбежав, я вдруг остановился и на мгновение задумался. Какой-то внутренний голос мне твердит: «Не ложись здесь, укройся в другом месте». Я срываюсь, бегу в сторону и плюхаюсь в снег.
Налет закончился, я пошел посмотреть свое укрытие. Подошел и опешил. Мина попала точно в эту ямку. Что же остановило меня перед налетом? Почему я не укрылся тут, как укрывался в течение недели?
Что это, предчувствие или что-то другое?»
Нет, всего лишь совпадение! Редкое совпадение, ничего более. Совершенно ясно, что здесь мы встречаемся как раз с тем, о чем только что говорили: память сохранила и запомнила из многих случаев один, который поразил своим совпадением. Такое совпадение поразило даже человека, который, по его собственным словам, ни в бога ни в черта никогда не верил и не верит.
Наконец, стоит вспомнить и о таких случаях: увидит суеверный человек ту же черную кошку или, скажем, зайца, перебежавших дорогу, и тут же расстроится: быть беде! Мысль эта не оставляет ни на минуту, он становится рассеянным, не отвечает на вопросы товарищей. Хорошо, если такой человек едет пассажиром. А если он ведет машину? Внимание к дорожным опасностям у него ослабевает, и вот результат — авария. Тут уж, как говорится, пенять надо на самого себя — не будь суеверным.
Таковы разновидности и происхождение предчувствий. Таковы причины, почему они иногда сбываются.

Вам может также понравиться...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *